40 минут в карельской глуши. «Зачем вы сюда приехали?» – спросил пограничник. «Я просто поезда люблю»

Сорок минут на станции в какой-нибудь глуши дают лучшее представление об устройстве российской жизни, чем годы жизни в большом городе. Особенно если тебе встречается пограничник Сергей Васильевич и одинокий пассажир, обиженный на железную дорогу.

Станция Яккима находится в Карелии, недалеко от границы с Финляндией. Ещё пару лет назад здесь почти не было поездов. Но губернатор Карелии, бывший глава службы судебных приставов Артур Парфенчиков оказался решил развивать туризм и мобильность местного населения. Для этого он договорился с РЖД о запуске новых поездов. И пошли в карельскую глушь и поезда дальнего следования из Москвы, и «Ласточки» под тепловозом из Петербурга. Жаль только пограничник Сергей Васильевич ничего не знал про развитие туризма и про то, что в каждом приезжем не надо видеть врага.

На станцию Яккима нелёгкая судьба блогера занесла меня по производственной надобности. Мне нужно было протестировать новый купейный вагон, который запустили из Москвы в Рускеалу. Именно в Яккиме мне было удобнее всего выйти и сделать пересадку на «Ласточку» до Петербурга.

Кроме меня из поезда вышли ещё несколько человек. Но все прошли к встречавшим их машинам, а я остался на платформе. С точки зрения Сергея Васильевича, курившего возле вокзала, я выглядел подозрительно. Сперва я сфотографировал поезд.

А когда поезд ушел, то рельсы.

Сергей Васильевич не выдержал, подошёл и представился. Поинтересовался целью визита. Я ему честно сказал, что приехал сюда, чтобы сделать пересадку на «Ласточку», которая придет через полчаса.

«Что-то я не понял. Если вы приехали оттуда, то зачем вам ехать туда же назад?» – смекнул Сергей Васильевич, что здесь что-то не то.

«Я просто люблю поезда и катаюсь на них», – ещё больше смутил я пограничника.

В этот момент, кажется, Сергей Васильевич понял, что настал его звездный час. Какой-то подозрительный тип в минус 10 ходит по платформе, фотографирует рельсы и невпопад отвечает на вопросы, что это все из любви к поездам. У Сергея Васильевича, похоже, замаячила новая звёздочка на погонах или что им там дают. Ведь вот он стоит перед ним явно шпион.

Сергей Васильевич спросил паспорт. У меня с собой был только загран с открытым Шенгеном. Его это смутило ещё больше. Он с любопытством посмотрел визы и штампики, перефотографировал документы и экран смартфона с открытыми билетами («на всякий случай» и «по производственной надобности») и начал приставать ко мне по поводу фотоаппарата. Мол, зачем вы фотографируете, ведь это железная дорога, то есть стратегический объект.

Я отправил Сергея Васильевича читать положение РЖД о фотосъёмке, где сказано, что в любительских целях можно снимать и вагоны, и даже рельсы без разрешения. Для убедительности я закатил при этом глаза, что, мол, устал уже объяснять это охранникам на вокзалах, «но Вы-то не охранник, а уважаемый человек, пограничник». «Мне другое объясняли», – сказал Сергей Васильевич и ушел, явно удивившись моим ответам.

Мне его даже жалко стало. Поставили человека сторожить станцию, а придраться по большому счету не к чему, приехал один подозрительный тип, да и тот на все вопросы отвечает. Но рвение и бдительность проявлены, фотки паспорта в телефоне есть. Если что – доложить начальству есть о чем.

Вот думаю, а если б сюда иностранец какой заехал в четком соответствии с намерением Парфенчикова развивать туризм? Сергей Васильевич, наверное, совсем дурно себя почувствовал бы.

Одноэтажное деревянное здание вокзала было открыто. О ужас! Ни рамок досмотра, ни интроскопа. А как же противодействие терроризму.

Было темно и хорошо сфотографировать здание не получилось. К тому же Сергей Васильевич нервничал. Фото: Сергей Сигачев / periskop.su
Было темно и хорошо сфотографировать здание не получилось. К тому же Сергей Васильевич нервничал. Фото: Сергей Сигачев / periskop.su

В здании вокзала, который сохранился с 1893 года, было несколько служебных помещений и зал ожидания с деревянными лавками и печкой.

Там же сидел одинокий пассажир. И это еще одна удивительная встреча. Разговорились. Он сошел с того же поезда, что и я. Хотел воспользоваться правом прервать поездку и продолжить ее в течение 10 дней.

РЖД дает такую возможность и официально пишет об этом на своем сайте. Только вот незадача, на станции нет кассы, а раз так, то и возможности сделать отметку о прерывании поездки нет.

Дежурная по станции сказала одинокому пассажиру: мол, пишите в РЖД, чтобы нам кассу поставили. А то количество поездов увеличили, а кассы нет.

Чтоб вы понимали, мужчина – не то чтобы ехал-ехал на поезде, вдруг психанул и сошел с мыслью провести день-другой в Лахденпохье (это ближайший город к станции Яккима, он находится в трёх километрах отсюда). Нет, как я понял, ему надо было по делам в Лахденпохью, а потом ехать дальше, и он решил воспользоваться данным им правом РЖД.

Я раньше много раз слышал об этой опции, но ни разу не видел, чтобы ею кто-то пользовался. Теперь вот увидел попытку и понял, что работает это с большими оговорками.

Разговорились. Сошлись на мнении, что спасибо РЖД хоть за то, что привели тут в порядок зал ожидания, который открывают на несколько часов утром и вечером. Но зачем этот жуткий серый корпоративный цвет везде?

В общем, мы перемыли косточки РЖД, пограничнику Сергею Васильевичу, и я убежал на обратную «Ласточку», на которую кроме меня садились ещё человек пять. Оказалось, что посадка на поезд с низкой платформы – дело не самое простое.

Сергей Васильевич проводил меня взглядом, докурил очередную сигарету и, убедившись, что я уехал, спокойно ушел в здание вокзала.

Источник

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector