Пассивная безопасность: аварии советских автобусов в 1960…1970-е

Друзья, продолжим тему про пассивную безопасность советских автобусов. Первый пост на эту тему был посвящен барбухайкам 1950-х годов с кузовами на деревянном каркасе, которые рассыпались в щепки при любом мало-мальски серьезном инциденте и вообще никак не защищали ни водителя, ни пассажиров. Сегодня посмотрим на автобусы второй половины 1960-х и начала 1970-х годов: это, в первую очередь, выпускавшиеся на Ликинском автобусном заводе модели ЗИЛ-158В и ЛиАЗ-677, а также львовские модели ЛАЗ-695Е и ЛАЗ-695М. Надо заметить, что все эти машины были спроектированы в то время, когда вопросу пассивной безопасности еще не уделялось практически никакого внимания. В стране тогда не существовало никаких нормативов на этот счет, не проводилось никаких испытаний кузова на предмет прочности его силовой структуры при столкновении. И долгое время никто не задавался вопросом: а что вообще происходит с кузовом автобуса в реальной аварии, что происходит с элементами интерьера и как переносят дорожные инциденты водитель и пассажиры? Фотографии из данного поста – это иллюстрации к одной из первых исследовательских работ в области пассивной безопасности наших автобусов. Авторы исследования собрали сведения по нескольким десяткам реальных дорожных происшествий, занимались детальным обследованием разбитых автобусов. Выявлялись особенности развития деформации кузова, прочность элементов салона и основные источники травмирования людей. Результаты исследования были в итоге переданы на завод ЛиАЗ.

Столкновение автобуса ЗИЛ-158В и такси ГАЗ-21Т. Подобные инциденты – удар на малой скорости о легко деформируемое подвижное препятствие значительно меньшей массы – проходил для «сто пятьдесят восьмого» почти без последствий. Деформированы лишь элементы наружной обшивки, декор и кузовная фурнитура.
Столкновение автобуса ЗИЛ-158В и такси ГАЗ-21Т. Подобные инциденты – удар на малой скорости о легко деформируемое подвижное препятствие значительно меньшей массы – проходил для «сто пятьдесят восьмого» почти без последствий. Деформированы лишь элементы наружной обшивки, декор и кузовная фурнитура.
Чуть более серьезная ситуация: наезд автобуса ЗИЛ-158В на низкой скорости на дерево. Передний скат крыши достал до столба, вызвав заметный перекос проемов ветровых стекол и разрушение самих стекол. Обратите внимание на колоритную надпись на воротах гаража ))
Чуть более серьезная ситуация: наезд автобуса ЗИЛ-158В на низкой скорости на дерево. Передний скат крыши достал до столба, вызвав заметный перекос проемов ветровых стекол и разрушение самих стекол. Обратите внимание на колоритную надпись на воротах гаража ))
Удар автобуса ЗИЛ-158В в фонарный столб со скорости 40 км/ч. Кузов не потерял структурной целостности, хотя водительская дверь из-за перекоса уже не закрывается. Внутри кабины хорошо виден вздыбившийся капот. Но для пассажиров инцидент обернулся многочисленными травмами, потому что прочность каркасов сидений оказалась недостаточной для того, чтобы удержать вес летящего человека. Ломаясь, остовы сидений сами становились источником нанесения травм. Дополнительные повреждения людям нанесла запасная полуось, которую водитель автобуса возил в салоне под сиденьем на случай поломки на линии. Но самым опасным элементом оказались металлические кассы-копилки с острыми углами...
Удар автобуса ЗИЛ-158В в фонарный столб со скорости 40 км/ч. Кузов не потерял структурной целостности, хотя водительская дверь из-за перекоса уже не закрывается. Внутри кабины хорошо виден вздыбившийся капот. Но для пассажиров инцидент обернулся многочисленными травмами, потому что прочность каркасов сидений оказалась недостаточной для того, чтобы удержать вес летящего человека. Ломаясь, остовы сидений сами становились источником нанесения травм. Дополнительные повреждения людям нанесла запасная полуось, которую водитель автобуса возил в салоне под сиденьем на случай поломки на линии. Но самым опасным элементом оказались металлические кассы-копилки с острыми углами…
Тот же автобус. Стрелками показаны места, где пассажиры ударились о переднюю кассу-копилку и о перегородку кабины водителя. Стекло в перегородке разбито головой одного из пассажиров.
Тот же автобус. Стрелками показаны места, где пассажиры ударились о переднюю кассу-копилку и о перегородку кабины водителя. Стекло в перегородке разбито головой одного из пассажиров.
А здесь – результаты трех практически одинаковых столкновений: автобусы ЗИЛ-158В ходом бились краешком правого переднего угла кузова в задний угол припаркованного автопоезда. Автобус внизу справа ударился в фургон, два других – в бортовой прицеп. Во всех трех случаях из-за малого перекрытия удар прошел мимо правого продольного лонжерона несущего основания кузова, что привело к значительному разрушению правого борта вплоть до переднего дверного проема.
А здесь – результаты трех практически одинаковых столкновений: автобусы ЗИЛ-158В ходом бились краешком правого переднего угла кузова в задний угол припаркованного автопоезда. Автобус внизу справа ударился в фургон, два других – в бортовой прицеп. Во всех трех случаях из-за малого перекрытия удар прошел мимо правого продольного лонжерона несущего основания кузова, что привело к значительному разрушению правого борта вплоть до переднего дверного проема.
Последствия лобового столкновения автобуса ЗИЛ-158В с равноценным по массе автомобилем. Полное разрушение передней части несущего основания, полное разрушение кабины водителя вплоть до перегородки, смещение двигателя в пассажирский салон. Тяжелейшие повреждения спереди при практически целом салоне: первая секция отломилась от остального кузова, из-за чего энергия удара не распределилась по остальным силовым элементам (на это указывают целые боковые окна; первое стекло слева выбито в результате внешнего воздействия). Рулевая колонка без шарниров и телескопических секций практически достала до крыши.
Последствия лобового столкновения автобуса ЗИЛ-158В с равноценным по массе автомобилем. Полное разрушение передней части несущего основания, полное разрушение кабины водителя вплоть до перегородки, смещение двигателя в пассажирский салон. Тяжелейшие повреждения спереди при практически целом салоне: первая секция отломилась от остального кузова, из-за чего энергия удара не распределилась по остальным силовым элементам (на это указывают целые боковые окна; первое стекло слева выбито в результате внешнего воздействия). Рулевая колонка без шарниров и телескопических секций практически достала до крыши.
Теперь инциденты с автобусами новой на тот момент модели ЛиАЗ-677. На этих снимках – последствия лобового столкновения. Оторванная левая передняя панель оголила кабину водителя. В зоне повышенного риска – ноги водителя, возле которых образовалось множество острых кромок порванного металла. Сместившаяся влево рулевая колонка выдавила водительскую дверь.
Теперь инциденты с автобусами новой на тот момент модели ЛиАЗ-677. На этих снимках – последствия лобового столкновения. Оторванная левая передняя панель оголила кабину водителя. В зоне повышенного риска – ноги водителя, возле которых образовалось множество острых кромок порванного металла. Сместившаяся влево рулевая колонка выдавила водительскую дверь.
Еще два случая повреждения передков автобусов ЛиАЗ-677 – на сей раз, видимо, в результате попутных столкновений. На левом снимке в результате несильного удара ноги водителя опять оказались фактически на улице…
Еще два случая повреждения передков автобусов ЛиАЗ-677 – на сей раз, видимо, в результате попутных столкновений. На левом снимке в результате несильного удара ноги водителя опять оказались фактически на улице…
Наезд автобуса ЛиАЗ-677 левой стороной на фонарный столб с малым перекрытием.
Наезд автобуса ЛиАЗ-677 левой стороной на фонарный столб с малым перекрытием.
Этот же автобус, более детальная картина повреждений. Обратите внимание на нагромождение металлоконструкций в зоне правого колена и на то, сколь травмоопасен оказался педальный узел…
Этот же автобус, более детальная картина повреждений. Обратите внимание на нагромождение металлоконструкций в зоне правого колена и на то, сколь травмоопасен оказался педальный узел…
Справа – еще один удар в столб, с еще меньшим перекрытием, чем в предыдущем инциденте. Слева – характер деформации (разрыва) обшивки правой боковины при касательном попутном столкновении. Тот случай, когда высокий уровень пола в ЛиАЗ-677 оказался благом: будь сиденья ниже, их посрывало бы вместе с пассажирами.
Справа – еще один удар в столб, с еще меньшим перекрытием, чем в предыдущем инциденте. Слева – характер деформации (разрыва) обшивки правой боковины при касательном попутном столкновении. Тот случай, когда высокий уровень пола в ЛиАЗ-677 оказался благом: будь сиденья ниже, их посрывало бы вместе с пассажирами.
Последствия удара самосвала МАЗ-503, двигавшегося на скорости около 50 км/ч, в неподвижный автобус ЛиАЗ-677. Удар пришелся выше основания кузова, что привело к отрыву боковин и панели задка от основания и огромной (1,3 метра) деформации.
Последствия удара самосвала МАЗ-503, двигавшегося на скорости около 50 км/ч, в неподвижный автобус ЛиАЗ-677. Удар пришелся выше основания кузова, что привело к отрыву боковин и панели задка от основания и огромной (1,3 метра) деформации.
На этих снимках – последствия столкновения автобуса ЛАЗ-695Е с самосвалом МАЗ-503 на скорости около 50 км/ч. У львовского автобуса двигатель расположен сзади, а передний свес кузова ослаблен проемами служебной и водительской дверей. Не встречая серьезного сопротивления, передняя панель кузова после обрыва тоненьких стоек ветрового стекла просто впечаталась до упора в перегородку кабины и заднюю часть правого дверного проема.
На этих снимках – последствия столкновения автобуса ЛАЗ-695Е с самосвалом МАЗ-503 на скорости около 50 км/ч. У львовского автобуса двигатель расположен сзади, а передний свес кузова ослаблен проемами служебной и водительской дверей. Не встречая серьезного сопротивления, передняя панель кузова после обрыва тоненьких стоек ветрового стекла просто впечаталась до упора в перегородку кабины и заднюю часть правого дверного проема.
Этот же ЛАЗ-695Е, вид на кабину водителя. Передняя панель уперта в рулевую колонку, рулевая колонка впечатана в сиденье до смятия рулевого колеса, сиденье вдавлено в перегородку.
Этот же ЛАЗ-695Е, вид на кабину водителя. Передняя панель уперта в рулевую колонку, рулевая колонка впечатана в сиденье до смятия рулевого колеса, сиденье вдавлено в перегородку.
Последствия касательного удара встречного самосвала ЗИЛ-ММЗ-555 в заднюю часть автобуса ЛАЗ-695М, следовавшего по маршруту Таруса – Серпухов. Кузов автобуса отработал хорошо, но в салоне все равно пострадали 6 человек.
Последствия касательного удара встречного самосвала ЗИЛ-ММЗ-555 в заднюю часть автобуса ЛАЗ-695М, следовавшего по маршруту Таруса – Серпухов. Кузов автобуса отработал хорошо, но в салоне все равно пострадали 6 человек.
А это – столкновение автобуса ЛАЗ-695Е с «барбухайкой» – автобусом «Кубань» Г1А. Надо заметить, что конструкция «барбухаек» тоже не стояла на месте, и к 1970-м годам целый ряд ведомственных заводов начал переходить на выпуск более совершенных машин с более прочными цельнометаллическими кузовами. Этот кадр – наглядная тому иллюстрация: после лобового удара «Кубань» даже и не думала рассыпаться щепки, как ее деревянные предшественники…
А это – столкновение автобуса ЛАЗ-695Е с «барбухайкой» – автобусом «Кубань» Г1А. Надо заметить, что конструкция «барбухаек» тоже не стояла на месте, и к 1970-м годам целый ряд ведомственных заводов начал переходить на выпуск более совершенных машин с более прочными цельнометаллическими кузовами. Этот кадр – наглядная тому иллюстрация: после лобового удара «Кубань» даже и не думала рассыпаться щепки, как ее деревянные предшественники…

Кроме подобных исследований, в конце 1960-х в НАМИ начали создавать методическую базу для проведения испытаний, которые сейчас принято называть краш-тестами (тогда такого слова в СССР, конечно, в ходу не было). Одним из обязательных видов испытаний для автобусной техники стало опрокидывание, позволявшее оценить прочность крыши. Но с подъема какой крутизны сбрасывать автобус? Какую угловую скорость он разовьет при вращении? И сколько оборотов должен он сделать? Ответов на эти вопросы не было, искать их пришлось экспериментально. И первый блин тут вышел комом: для первых подобных испытаний, которым был подвергнут автобус ЛАЗ-695Е, склон выбрали слишком длинный, и он успел сделать аж три с половиной оборота, получив за это время критические повреждения. В дальнейшем на полигоне был найден другой подходящий склон меньшей протяженности, при сбрасывании с которого автобусы обычно делали два полных оборота.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector