«Чем больше я работаю проводником, тем меньше я люблю людей». Письмо от сотрудницы РЖД

Давно мы не говорили о работе проводника. Мне на электронную почту пришло письмо от читательницы моего блога Елены. Она работает проводником и написала эмоциональный текст о своей работе.

Посадка пассажиров в поезд. Фото: пресс-служба РЖД
Посадка пассажиров в поезд. Фото: пресс-служба РЖД

Проводником я работаю десять лет. Это не много, но и не мало. Знаю коллег, кто и по 20, и по 30 ездит на поездах.

Я сама из небольшого города в Нижегородской области. Работать мне приходилось на самых разных направлениях и в разных вагонах. От общих вагонов дополнительных поездов до хороших СВ, так что видела я многое.

Вероятно я не стала бы писать это письмо, но на днях после одного из рейсов я убирала постели и обнаружила в одной из них неприятный «сюрприз». Видимо, пассажиры сильно наотмечались в дороге и, простите, все свои следы празднества оставили прямо на постели. Они все это аккуратно завернули и вышли.

Для них это просто эпизод, а для меня – большая история. Не только потому, что это неприятно. Переживу. Но представьте сколько всего мне надо отмыть и отчистить – матрас и одеяло в химчистку, сами полки теперь тоже не кожаные, их тоже теперь надо химчистить.

Конечно, у нас остаются данные всех пассажиров. Но в данном случае привлекать их никто не станет. Я знаю, что РЖД добивается, чтобы нам разрешили составлять «черные списки» пассажиров. Запретить таким людям ездить в поездах было бы хорошей мерой.

Вообще, чем больше я работаю проводником, тем меньше я люблю людей. Думаете, описанное выше – единичный случай? У меня да, но у коллег бывало и похлеще. Драки были. Наркоманы. Особенно на сибирских маршрутах в дешевом плацкарте.

Конечно, публика очень разная. У нас страна совсем разобщена. Если едешь между Москвой и Петербургом, там почти нет вот этих вот странных людей. Если из Москвы в регион, их становится больше. А если из региона в регион минуя Москву, то прям совсем много.

Но вы не думайте, что я боготворю столицу. Хороших пассажиров, которые и шоколадкой угостят и «на чай» оставят много везде. На региональных маршрутах их точно не меньше. Там люди проще, разговорчивее, их меньше интересует вайфай и гаджеты. Эта простота делает хороших людей лучше, а плохих хуже.

Однажды мне телевизор подарили. Разговорилась с мужчиной, он представился мастером по ремонту телевизоров. У меня как раз сломался, а он – из соседнего города. Сказал, что у него есть лишний и отдал мне, когда мы оба вернулись из поездок. Лет шесть назад было, до сих пор смотрю, когда не в рейсе.

Фото: пресс-служба РЖД
Фото: пресс-служба РЖД

Сейчас сложное время. Все боятся вируса. В рейсе я за сутки общаюсь обычно с 50 людьми, учитывая, что пассажиры выходят и заходят. Уберечься нереально, если кто-то будет больной. Конечно, мы не довольны, что нами рискуют, что доплат почти нет. Мы ворчим на руководство, что переработки. И что несправедливо начисляют деньги.

Но с другой стороны, где еще мы найдем работу со стабильной «белой» зарплатой, отпуском, больничным, и такую, чтобы полжизни можно было сидеть дома и никуда не ходить. Вот и держимся за свои места. Держусь и я, хоть самоотдача теперь и меньше из-за таких пассажиров, как попались мне на днях.

Написала я это, чтобы все поняли – все неоднозначно в нашей профессии. К сожалению, есть не только плюсы, но и минусы.

Источник

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector