– Дома одна сухомятка, внучка в сад идёт голодная, – возмутилась свекровь

-Приехала раз за 5 лет, сразу начала свою политику толкать, — негодует Лариса, — я, как знала, что как только мы переедем, так у свекрови будет шикарный повод к нам заявиться.

Лариса с мужем до недавнего времени жили в коммунальной квартире. Мать девушки когда-то давно получила в наследство бабушкину жилплощадь пополам с ее мужем, отчимом Ларисиной матери.

- Дома одна сухомятка, внучка в сад идёт голодная, - возмутилась свекровь

-У матери с отцом жилье было, — продолжает женщина, — а денег было в обрез, так что, когда бабушкин муж предложил им выкупить его долю, то родители отказались. Отчим же запросил «по-свойски» такую цену, что даже с кредитом бы не потянули.

Долю в квартире купили приезжие из братской страны, Ларисина мама лицевые счета разделила, комнату сдала студентам. А через 9 лет вышла замуж Лариса. И в родном Подмосковье оседать не захотела: в столице работа.

-Муж из Калининграда, — поясняет Лариса, — к нему тоже не поехали. Родители скопили кое-что от сдачи комнаты, плюс мы рассчитывали продать комнату, а тогда уже покупать отдельное жилье.

-Большая часть вложений — наша, — сказала мама Ларисы, — продадим комнату и деньги вложим в твою квартиру, только если у вас будет брачный контракт.

Муж Ларисы с этим согласился, только потребовал выделить долю их с Ларисой маленькой дочери в счет тех средств, что внесет непосредственно он. Вклад мужчины был равен примерно 1/4 от цены за двушку, эту четверть записали на маленькую Полину.

-И всех все устраивало, — говорит Лариса, — меня, мужа, моих родителей. Не устраивало только свекровь Регину Николаевну.

-Вот дочка моя, — высказала свекровь Ларисе по телефону, — никогда бы так не поступила. У них с мужем квартира пополам!

-Конечно, — сказала Регине Николаевне невестка, — золовка с мужем ипотеку платят с минимальным первым взносом, а мои родители вложили свои реальные деньги. Вашего сына все устроило, какие могут быть вопросы?

То же самое озвучил маме и муж Ларисы. Переезд в отдельную квартиру по времени совпал с тем, что Лариса вышла из декретного отпуска на работу.

-Жесть, — вспоминает она, — Полинка болеет, ремонт не доделали, на подхвате нет никого, начальник смотрит косо, если больничные беру, приноровились уже с мужем «болеть» по очереди. Муж в садик ее отводит, я забираю.

Утром в дочку, которая тяжело встает в садик, буквально ничего не впихнуть из еды.

-Оставьте ребенка в покое, — посоветовала воспитатель в детском садике, — мы кормим детей завтраком, голодной не будет.

И Лариса перестала пытаться накормить дочь с утра. Сами они с мужем утром едят бутерброды с кофе.

-Иной раз бутеры с собой и бегом-бегом на метро, кофе по дороге покупаем, — рассказывает Лариса, — темп жизни у нас быстрый. В обед дома никого, и муж, и я едим в корпоративных столовых, супами и щами я занимаюсь только, когда дочка болеет и в выходные. Ужинаем все вместе, но у дочки — творожки, а у нас чаще всего что-то быстрое: сосиски, пельмени, макароны. Можем и пиццу заказать.

Такое питание всех в семье устраивало. А примерно через год после выхода Ларисы из декрета, сыну позвонила мама и напросилась в гости, заодно она хотела сходить к какому-то столичному специалисту-эндокринологу.

-Анклав и есть анклав, хочу к столичным светилам, — объясняла Регина Николаевна по телефону, — я раньше не хотела вас напрягать, где там мне останавливаться было, в коммуналке что ли? А теперь у вас двушка, да и с внучкой увижусь.

Полину бабушка действительно видела только по видеосвязи: в Калининграде ее дочь родила одного за другим двоих мальчиков-погодков и бабушка, вышедшая на пенсию, буквально растворилась в них.

-Золовка с мужем даже квартиру купили рядом с мамой, — говорит Лариса, — так Регина Николаевна у них почти живет. Приходит с утра и готовит, стирает, убирает, с детьми гуляет, давая дочери заниматься какими-то делами. Мальчикам 4,5 и 3,5, но из декрета Вика, сестра моего мужа так и не вышла, невзирая на маму рядом и возможность работать спокойно, без больничных. Даже при том, что у них ипотека.

-Зато дети ухожены, — с гордостью говорит Регина Николаевна о семье дочери, — Вика с ними занимается, дома ни пылинки, наготовлено всего, а зять доволен.

-Конечно доволен, — говорит Лариса о муже золовки, — пришел и лег на диван, теща с женой все по дому сделали в четыре руки, ему даже мусор выносить не надо, а свекровь часов в 8 вечера уходит ночевать к себе. Как раз мальчиков Лариса начинает готовить ко сну.

Лариса все это говорит с раздражением, ведь эпохальный визит свекрови уже состоялся. Теперь осталось послевкусие и напряженность между супругами.

-Вот как вошла, так и начала недовольство высказывать, — вспоминает Лариса, — не так обувь в прихожке стоит, не вычищены ботинки мужа. В кухне плита не сверкает, а уж в холодильник заглянула и изобразила почти обморочное состояние.

-Как это супа нет?

-Нет, — сказала Лариса, — а кто его будет есть на ужин? Смысл его готовить? Сегодня четверг, в субботу приготовлю. Если Вам хочется, сварите завтра что-то.

Регина Николаевна разразилась тирадой о том, что ради пищеварения нужно есть жидкое горячее хотя бы на ужин. Слова невестки о том, что первое они с мужем едят днем на работе, пропустила мимо ушей.

-А утром я из ванной вылетела пулей, потому что в прихожей, где муж одевал Полину в садик, раздался крик раненой буйволицы! — усмехается Лариса.

-Как! Как так! — стенала свекровь, заламывая руки, — Сам сухомяткой и дочь в садик поволок голодную? Утром надо есть молочную кашу, овсянку, рис, гречневую, манную, любую! Или творог, или паровой омлет! Что вы за родители такие?! Нет, что Лариса за мать? Моя дочь такого себе не позволяет, вот она — настоящая мать. И дома чисто, и дети накормлены, как надо, и муж питается правильно!

-И Вы торчите на хозяйстве весь день, — не выдержала Лариса, — помогаете. А моя мама далеко, да я и не считаю нужным, чтобы мне кто-то помогал. Живем, как умеем, нас все устраивает.

-Ах тебя устраивает! А ты мужа спроси, устраивает ли его? То, что у него нет ни метра здесь своего, то, что ты идиотский брачный контракт заключила, то, что дома одна сухомятка и пылища по углам, потому что убираешь ты только раз в неделю!

-Муж дочь в охапку и бегом, — говорит Лариса, — а мы ругались так, что я даже на работу опоздала. В конце концов я ей говорю, что такие заявления в моей квартире, когда суток не прошло после ее приезда, это прямо из ряда вон!

-Так и знала, что ты попрекнешь меня СВОЕЙ квартирой! Вот к чему приводят эти брачные контракты. Чтобы ни муж, ни его родня и рта не могли раскрыть, чтобы сказать правду хреновой невестке!

-Квартира действительно моя, — сказала Лариса Регине Николаевне, — не нравятся порядки в ней? Не держу тут никого насильно!

Свекровь съехала в тот же вечер в гостиницу, да еще и перевернула все так, словно Лариса указала на дверь не только ей, но и ее сыну. Сказано же было, что она никого не держит.

-Для тебя сказано, — проливая слезы жаловалась Регина Николаевна сыну.

Оставшиеся 6 дней муж Ларисы тяжело молчал и проводил время с мамой. Полина бабушку так больше и не увидела. А после того, как мама улетела, муж начал высказывать Ларисе, что она обидела его маму, выгнала из дома, упрекнула ее, а заодно и его, квартирой.

-Я ему сказала, что мамы тут его больше не будет, ни на день даже! — говорит Лариса, — Психанул, теперь и к моим ездить не хочет. Вот так приехала свекровь первый и, надеюсь, в последний раз. Перевернула все с ног на голову, укатила, а как нам теперь вырулить из этой ситуации?

Кто как думает? Как вырулить теперь?

Источник

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector